22:09 

"Хорошее оружие"

Сиксиль
Когда птицы становятся птицеловами...
Иногда у меня пишутся какие-то странные рассказики, похожие больше на отрывки из чего-то то ли большего, то ли просто большого. Пишутся - а потом теряются... Один, чудом не потерявшийся, захотелось вот сохранить. Тут. Нужен же мне зачем-то этот дневник, в конце концов-то!)))






Можно было бы сказать, что заведение «Безнадёга» ничем не отличается от десятка других на этой же улице. Хотя нет, отличается! Оно смотрится на фоне остальных бледно. Даже с учётом яркой полосатой вывески и сияющего на ней золотистыми буквами необычного названия. Стоит посетителю войти в обычную деревянную дверь, как он оказывается в не слишком-то просторной комнате, заставленной тяжёлыми столами. За растрескавшейся перегородкой – кухня, рядом с ней – чистый, но тесный и неуютный туалет: несколько чрезмерно миниатюрных кабинок. На кухне постоянно суетится одинокий повар, в туалете – уборщица. Посетителей встречают и обслуживают попеременно две девушки. Вроде как владелицы.

Я перешагнул порог «Безнадёги» вечером во второй выходной месяца. Вообще-то, у меня была назначена встреча в трактире кварталом выше – куда более респектабельном и приятном. Но свидание, увы, сорвалось. Дама в последний момент решила, что этот вечер хочет провести за романтикой, а заключение пикантных деловых сделок можно отложить. Я не стал огорчать её и говорить, что за теми же услугами теперь планирую обращаться к другим профессионалам. Также я не стал огорчать себя: раз уж планировал сегодня поужинать вне дома, то нефиг возвращаться на родную тараканистую кухню.

Меня интересовало какое-нибудь местечко потише да понебрежнее, поэтому я и выбрал самое бледное заведение в этой части перекрёстка. Нельзя сказать, чтобы «Безнадёга» не удовлетворила моим запросам. Незанятыми здесь оставались всего два стола, но при этом посетители не очень-то шумели. Я окинул публику внимательным взглядом: да, достаточно разношёрстная, но нет никого, кто решил бы презреть правила перекрёстка и устроить какую-нибудь бучу. Азартные игры здесь явно не приветствовались. Накурено было умеренно… Ага, эту оплошность сейчас исправлю. Я выбрал чуть более уединённый из столов и устроился на скамейке спиной к двери. Достал пачку сигарет.

Довольно быстро ко мне подошла одна из снующих по комнате девушек: румяная, чуть полноватая блондинка в простом чёрном платье. Приняла заказ (чашка бульона, полный стакан самого лучшего виски, смешанный фруктовый сок, пирог с мясом), сбросила, удобно ли я устроился.

- Нормально, - улыбнулся я. – Хотя тянет пойти присесть на кухне – через вон ту большую щель видно, что там у вас удивительно уютная печь.

Блондинка прыснула.

- К сожалению, пока столики там не поставили – повар против, - доверительно сообщила она. – Но как знать, как знать! – и унеслась.

После ко мне несколько раз подходила вторая дама – высокая, темноволосая, одетая по-мужски, куда более суровая на вид и замкнутая. Она была безукоризненно вежлива, когда меняла пепельницу (всего-то после третьего бычка!) и ставила передо мной напитки, но теплом от неё, мягко говоря, не веяло. Несколько раз до меня долетало, как она выговаривает что-то второй официантке, повару и даже уборщице. Девушка была непередаваемо строга, хмура, сурова. Я решил, что она импонирует мне больше первой.

Тарелка с бульоном прибыла куда раньше пирога, так что я решил осведомиться у темноволосой девушки, нет ли в «Безнадёге» хлеба.

- У нас есть булочки. Сами печём, - ответила она, и впервые в её голосе проскользнуло что-то кроме явно привычного недовольства: гордость. Это мне тоже понравилось. Сразу создалось впечатление, что этот странный трактир – дело её жизни. Люблю существ, у которых есть дело жизни.

Обед мне понравился: сытно, просто, с перчиком. Мне хотелось бы, чтобы все мои пожелания реализовывались таким же образом. Например, то дело, о котором я чуть не договорился сегодняшним вечером. Ну что же, у меня на руках контакты доброй половины дельцов этого перекрёстка. Ещё до того, как я вернусь домой, я договорюсь со следующим.

Попрощавшись с очаровательными девушками (блондинка приглашала прийти снова, брюнетка просто вежливо кивнула), я направился в центр перекрёстка, к так называемому Красному камню. Отыскал в кармане монетку – амулет с записанной на него нужной информацией и положил в одно из углублений на громоздком кристалле. Подождал секунду, снова потянулся к металлическому кругляшку. Сжал в ладони.

Информация замечательным образом дополнилась: мой путь лежал… обратно в «Безнадёгу», только никак не раньше заката. Ну что же, хорошо, что на этом перекрёстке не какая-нибудь торговая деревенька с трактиром, а целый город: время суток тут меняется по графику, а не в соответствии с пожеланиями какого-то идиота. Шататься оставалось не больше часа. Я развлёк себя посещением забавной сувенирной лавки и парочки магазинов с травами, а потом вернулся на улицу Диагональ.

Прямо в дверях столкнулся с давешней блондинкой. Она чуть не уронила поднос. Заулыбалась.

- Что такое, вы проголодались снова?

- Нет, мне хватило, - усмехнулся я. – На этот раз я по другому поводу. Мне нужно увидеть сестричек-оружейниц, это возможно?

Блондинка посмотрела на меня как-то оценивающе.

- Подождите немного перед туалетом, ладно?

Я пожал плечами и направился по указанному адресу. В голову сразу же закралась мысль: уж не сами ли владелицы-официантки промышляют в свободное от трактира времени куда более грязной работой? Было бы любопытно, если бы это оказалось так… Так тривиально, так по-юношески сентиментально и авантюрно. Прямо страницы из какого-то романа: две очаровательные сестрицы, такие разные, сделали грехи молодости основным своим заработком, а потом на дивиденды открыли своё дело. Но грехи к тому времени переросли в хобби. Или в наркотик.

Ход моих мыслей нарушило лёгкое прикосновение к плечу. Я обернулся. Передо мной стояло нечто скромное, невзрачное, невысокое и очень рыжее.

- Я Хишшар, старшая оружейница, - просто сказала женщина. – Пойдёмте за мной.

За туалетом оказалась небольшая лестница, по которой мы прошли в задний двор, к защищённой несколькими щитами беседке. Невидимость, неочевидность, звуковая заглушка, все дела.

- Какое у вас дело? – спросила Хишшар. Я почувствовал, что мне даже где-то как-то грустно из-за неоправдавшихся предположений. Что ж, ладно. К делу!

- Есть одна девушка – здесь неподалёку, в одной из столиц Дэвертисана. Она родилась в мире, немного подзабыла себя и связалась не с тем мужчиной.

- И чем же он не тот?

Я пожал плечами.

- Хотя бы тем, что мужчина? Да, ещё тем – что он не тот, просто не тот, вы меня понимаете. А по девушке тем временем очень скучает её настоящая партнёрша, правда, девушка её не признаёт.

Хишшар как-то нехорошо прищурилась.

- А вы типа решили помочь влюблённым воссоединиться?

- Та, что очень скучает – моя дочь.

- А, - она помолчала. – Понимаю. Чего же сами за дело не возьмётесь?

- Я для такого не слишком обходителен, - усмехнулся я. – Кроме того, у меня сейчас свои заботы в Дэвертисане, дела на высоком уровне, к которому отчасти причастен и нынешний сожитель не в меру забывчивой девушки.

- Насколько причастен? – Хишшар подалась вперёд.

Я снова обрыл карманы и протянул ей нужный кусочек металла с информацией, на этот раз – топорно сработанный кулон. Хишшар задумчиво потёрла его пальцами.

- Сын троюродного брата бога копей. Неплохо так.

- Мне рекомендовали вас как неплохого профессионала, - сухо сказал я. – К тому же, я всего лишь хочу, чтобы вы вразумили девушку. Убивать никого необязательно, хотя если возникнет такая необходимость, я буду только счастлив.

В глазах наёмницы мелькнуло понимание.

- Вы преследуете сразу две цели, да? Ну что же, ваше дело, куда вы там метите. Сейчас придёт Лассэра, обсудим вопрос оплаты.

- Мне хватило бы одной из вас, - осторожно сказал я. – Более того, я…

- Мы работаем только в паре, - отрезала она.

Лассэра пришла довольно скоро. Внешне она являла собой полную противоположность сестре: высокая, гибкая, безумно красивая, но какой-то очень холодной и отстранённой красотой. Я, в общем, не впечатлился, отчего девушка, похоже, вздохнула с облегчением. Она ласково провела рукой по плечу сестры, которая, похоже, по существующей между ними связи делилась полученными от меня данными. Потом перевела взгляд на меня.

- И чего именно вы от меня хотите?

- Моя дочь не в том, увы, состоянии, чтобы качественно решить проблему. У неё хрупкие нервы, подточенные дополнительно некоторыми событиями, - сказал я. – Я думаю, вы умеете работать с личинами. Вот образ Хейтан, я могу дать столько информации о ней, сколько нужно для создания убедительного облика. Одна из вас найдёт себе в мире подходящее тело, пойдёт по указанному мной адресу и даст забывчивой девушке – её зовут Лива, хотя в Дэвертисане она воспринимает себя под именем Сайлина… Так вот, ей нужно дать понять, что проскальзывающие у неё воспоминания – вовсе не игра воспалённого рассудка, а мужчина, с которым она сейчас живёт – вовсе не её истинный возлюбленный. Пусть одна из вас изобразит мою дочь Хейтан и сделает это. Чем займётся вторая… - Я развёл руками. – Ну, ума не приложу!

- Позвольте спросить, - вкрадчиво проговорила Лассэра, когда я закончил, - а сама Хейтан в курсе ваших манипуляций?

- Что я был бы за отец, если бы позволил своей дочери знать, как именно решаю её проблемы? – возмутился я. Больше, конечно, напоказ. А то я не знал, что выгляжу то ли отцом-идиотом, то ли достаточно беспринципной скотиной.

Лассэра хотела сказать что-то ещё, но Хишшар кашлянула и тронула её за руку.

- Да не наше это дело. Не беспокойтесь, мы справимся.


Спустя каких-то семьдесят часов моя позиция в несуществующем рейтинге «самые популярные среди богов Дэвертисана сущности» стремительно поползла вверх. Квертис, верховный бог, передал мне новое задание покамест через жрецов, но твёрдо дал понять, что в ходе выполнения задачи меня ждёт немало аудиенций. А вот Сивиль, бог копей Дэвертисана, сразу соблаговолил явиться лично. Очень просил поскорее разузнать, кто же стоит за переменой места жительства его племянничка. Ну да, тот ещё недавно занимал одну из основных руководящих позиций в крупнейшем государстве мира, потом как-то раз проснулся в сумерках – то жутковатое подпространство, где пребывают души до полного развоплощения и откуда далеко не все выходят в новую инкарнацию… Потом оказался оттуда вытащенным, но в совершенно другой мир, где нынче увлечённо писается в пелёнки и уже ухитряется демонстрировать признаки отклонений в развитии, в чём повинно отнюдь не занимаемое им тело. Да уж, чисто сработано. Я пообещал быстро найти виновных. А потом отправился в «Безнадёгу» - чтобы этим самым виновным передать честно заработанные ими деньги. Позже нужно будет поискать Хейтан – блудная дочь вновь куда-то запропастилась. Тем временем в гостевой комнате моего дома увлечённо всхлипывала Лива, очень просила, чтобы я поскорее нашёл Хейтан и привёл к ней. А то моя доченька, видите ли, накануне устроила настоящую феерическую революцию в сознании возлюбленной, а потом умотала. Ах да, Хейтан нужно будет что-то объяснить. Скорее всего, про наркотики. Ну или подкорректировать память и восприятие Ливы перед их встречей.

В «Безнадёге» меня опять встретила сперва блондинка – это уже становилось традицией. Правда, в этот раз она не показалась мне приветливой. Очень настороженно поздоровалась, отнесла к одному из столов пару тарелок, подхватила меня под руку и куда-то потащила, не говоря ни слова. Я предпочёл счесть, что у неё плохой день.

На этот раз внутренний дворик я не посетил – на кухне оказалась лестница, ведущая прямиком на второй этаж. Расположенная там комната являла собой точную копию основного помещения трактира, разве что столов было всего два, вместо скамеек стояли стулья, а у стены красовалась громадная кровать. Кажется, такие принято в некоторых кругах называть траходромами.

За одним из столов сидела брюнетка, которая обслуживала меня, когда я в первый раз посетил «Безнадёгу». Она очень сосредоточенно точила нож с рукоятью, выточенной из тусклого зелёного камня. Такой же был у Лассэры, когда мы договаривались с ней о сделке. В голову мою потихоньку закрадывались подозрения – а так ли неправ я был в прошлый раз? Я медленно повернулся, уже ожидая увидеть на месте приведшей меня сюда блондинки Хишшар. Ещё подумал: я уж скорее ожидал бы иного распределения ролей…

А потом меня ждал сюрприз.

- Что, папочка, дочь родную не признал? – ехидно спросила меня Хейтан. Она стояла у стенки, скрестив руки на груди, и довольно неприятно улыбалась.

- Когда вы давали нам задание, вы уже были осведомлены, что мы владеем магией личин, - подала голос брюнетка. Она ни на миг не отрывалась от своего задания. – Ни один облик не является истинными. Официантки «Безнадёги» - такая же фальшивка, как и сестрёнки оружейницы.

Такого сюрприза я действительно не ожидал. Стоило определённых усилий удерживать на лице безразличное, немного надменное выражение, но я неплохо, кажется, справился. Я действительно совершенно не умею видеть через личины, кем бы ни были они поставлены – не дано. Зато магией масок владею практически отменно.

- Я должна быть тебе благодарна, папочка, - снова заговорила Хейтан. Ну да, плохо дело, «папочка» уже второй раз подряд. Обычно она зовёт меня по имени. – Ты поставил меня в неловкую ситуацию, не находишь? Но зато я узнала, что «некоторые события, дополнительно подточившие мои хрупкие нервы» на самом деле устроила мне не Лива. Это сделал ты, а Лива была просто твоим инструментом. Как и я – во многих подобных ситуациях…

Я молча достал сигарету. Посмотрел на дочь, склонив голову: ну, что ещё скажешь? Она не заставила долго себя ждать.

- Моё заключение в Белой тюрьме Дэвертисана тебе было нужно, чтобы получить повод поднять на уши пантеон… Здешние боги очень любят семейные ценности. И сущность, готовая на всё, чтобы спасти ребёнка от несправедливой кары, конечно же, пришлась им по душе. А мой побег твои планы не слишком нарушил? Хотя… - она словно перебила саму себя, - кажется, тогда уже всё было не важно. Кстати, ещё одна благодарность тебе: я не знаю, насколько в твоём представлении хрупки мои нервы, но в результате всех твоих манипуляций, - последнее слово она дополнительно выделила голосом, - моя психика осталась после тюрьмы в полном порядке. Кроме унизительного обыска в самом начале мне ничего не сделали, просто держали взаперти.

- Ты, видимо, сбежала при помощи этой дамы? – я кивнул на всё такую же равнодушную брюнетку. – Но сестрички-оружейницы были известны на этом перекрёстке и прежде. И трактир этот вроде бы был, всё с теми же лицами.

- Личины, папочка, так нелюбимые тобою личины. Прежней Ласэрре надоело дело, так что она помогла нынешней, а заодно и мне, бежать из тюрьмы, и на этом разошлись. Что касается прежней Хишшар, то она решила немного поменять амплуа, - Хейтан посмотрела на брюнетку со смесью нежности и обожания, - а я взяла носимое до этого ею имя.

- Какие сложные комбинации, - сказал я.

- Не сложнее многих твоих.

Я стряхнул на пол пепел.

- Я так понял, ты вьёшь новое гнёздышко. Как быть с Ливой? Она заплакала мне весь второй этаж.

- Мы об этом позаботимся, не волнуйтесь, - подала голос девушка, которую, видимо, полагалось воспринимать как Ласэрру. – Вы удивитесь, но я хорошо её знаю. Очень близко и интимно. И с вами мы тоже встречались.

Хейтан перевела взгляд на брюнетку.

- Может быть, ты как раз за ней и сходишь? Мне хотелось бы прекратить эту ненужную разлуку. Нам всем нужно более нормально поговорить…

- Ты скажешь, что давно про нас с Ливой всё знаешь, не сердишься и присоединяешься? – улыбнулась «Ласэрра».

- Мы вместе скажем.

Когда мы остались одни, я спросил у Хейтан прямо:

- И чего ты хочешь от меня теперь?

Моя дочь забралась с ногами на стол и привычно протянула мне руку за сигаретой, как делала с подростковых лет.

- В первую очередь, чтобы ты не вздумал сдавать богам и прочим представителям власти сестричек-оружейниц. Я, так и быть, подыщу тебе достойную кандидатуру на роль исполнителя. И заказчика, если надо, или твой кандидат даже при таком раскладе поможет?

- По поводу заказчика, - хмуро сказал я, - это даже как-то необязательно. Я планировал обставить всё так, что сестрички совершили этот великолепный подвиг по собственной инициативе. Так сказать, чтобы пополнить портфолио.

- Как мило, только это совсем не стиль оружейниц… Ну что же, мне так и проще, - пробормотала Хейтан. Потом улыбнулась – на этот раз, кажется, по-доброму и искренне. – Знаешь, Тавтель, я сначала очень на тебя злилась. А потом, аккурат перед исполнением твоего интересного заказа, вышла прогуляться по знаменитым мостовым Дэвертисана. Там такая весна, так красиво… Но что-то было не так. И я поняла: и весна – не весна, если ты позабыла свой «город дождей»… А я всё ещё помню этот город, давно разрушенный город дождей Раирамм, где прошло моё детство, которое было действительно замечательным. Вот уж в тот раз у тебя получилось организовать что-то чистое и светлое, даже удивительно! Так вот, я посмотрела на свою память, а потом посмотрела на своё настоящее… Не так уж и разошлись наши дорожки, Тавтель. Я больше никогда не желаю быть твоим инструментом. И не буду. Но сейчас я могу быть хорошим оружием – считай это предложением. – Она выжидательно на меня посмотрела.

Я решил не тянуть с ответом.

- Предложение… кажется мне очень интересным. И приятным.

Хейтан соскользнула со стола и бросилась мне на шею, а я ответил на объятие. Со стороны – даже со стороны самой Хейтан – мы являли собой чудесную картину родительско-детского единения, но под маской мне было кисло. Ох уж эти дети, они вырастают и вносят в мои планы какие-то хаотичные коррективы. Не буду больше заводить новых, сколько бы Ласла мне уши не сушила своими рассуждениями про материнский инстинкт, сколько бы Актерис не намекал, что совместный уход за кричащим свёртком нас всегда сближает. Мои планы и жёсткое следование им – это главный залог счастья в жизни. Это, а не дети!

URL
Комментарии
2012-03-29 в 01:42 

Aerkarri
Хорошо, что это выложено, а если что, можно будет перепостить?

2012-03-30 в 22:47 

Сиксиль
Когда птицы становятся птицеловами...
Aerkarri Beyliar,

Хм... Не уверена, не знаю... А куда перепостить?

URL
   

Pagan Autumn - Never Stops...

главная